Любой пожар – это экокатастрофа!

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassnikiEmail this page


Сегодня мы решили не просто одну новость, а целый день решили посвятить теме лесных пожаров, поскольку Архангельская область серьезно опозорилась с сельхозпалом в Котласском районе. И начнем с нашей постоянной рубрики «экопросвещение».

фото пресс-службы минприроды России

Совместно с Движением добровольных лесных пожарных будем развенчивать мифы вокруг пользы пожаров и вообще мифы вокруг пожаров. Очень надеемся, что материал поможет людям любого возраста осознать: поджигать что бы то ни было – крайне опасная и вредная затея.

Миф 1: Выжигание травы прогревает почву и обогащает её золой, в результате чего на выжженных участках новая трава появляется быстрее и растёт лучше.

Эффект более быстрого роста травы после травяных палов, как правило, кажущийся: сухая трава просто скрывает молодые зелёные побеги, в то время как на почерневших выжженных участках зеленая трава хорошо заметна. Почва от беглого травяного пожара прогревается незначительно, но при этом гибнут почки и семена трав на поверхности или у самой поверхности земли, полезные микроорганизмы и мелкие животные. Удобрение почвы золой тоже не происходит: без пожара минеральные питательные вещества, содержащиеся в золе, попали бы в почву при разложении сухой травы (а летом, в тепле, она разлагается очень быстро). А после пожара образующаяся зола не проникает в почву, а остается на поверхности, и первый же сильный дождь смывает её в ручьи и реки, где она бесполезна.

Миф 2: Если сжечь траву весной, это убьет всех клещей, гадюк и других опасных животных, вредителей, а полезные звери и птицы успеют убежать и улететь.

Возможно, клещи и гадюки не спасутся. Но на пожарищах очень часто находят сгоревшие птичьи гнёзда со следами яиц. Выжигание сухого травостоя приводит к гибели кладок и мест гнездовий таких птиц как кряква, чирок-трескунок, чибис, травник, бекас, камышовая и обыкновенная овсянки, полевой, лесной и хохлатый жаворонки, луговой конёк. В огне могут погибнуть и пострадать звери, пресмыкающиеся, земноводные. Не спасутся новорожденные зайчата, ежи и ежата, жабы, лягушки. При сильном травяном пожаре гибнут практически все животные, живущие в сухой траве или на поверхности почвы, многие насекомые, их личинки, куколки. Кроме того, погибают дождевые черви и другая живность, истребляющая различных вредителей и участвующая в процессе образования почвы.

Мифы 3 и 4 (актуальны для юга России): Нужно сжигать сухие тростники («камыши» как их обычно называют), чтобы на их месте выросло что-то новое, более полезное. Тростники нужно сжигать, чтобы в них не заблудились коровы.

В большинстве случаев после выжигания тростника снова вырастает именно тростник, так как его глубоко расположенные корневища позволяют пережить пожар и вегетативно размножаться. Тростниковые пожары скоротечны, неуправляемы и напрямую зависят от ветра. Сжигая тростниковые заросли легко погубить и весь пасущийся скот.

Миф 5: Траву надо жечь для того, чтобы потом, когда в весенний паводок поднимется вода, было удобно сетями ловить рыбу, которая идет на нерест.

Да, рыбу в таком случае ловить действительно удобнее. Так что поджоги травы — прямая выгода для браконьеров. Во время нереста рыба использует траву в качестве основы для крепления икры, и там, где травы и тростников не остается, успешного нереста не будет. А зола, попавшая в воду, может и вовсе убить икру, а то и рыбу. Так что любителям рыбной ловли надо бы руки откручивать тем, кто траву поджигает.

Миф 6: Ежегодное выжигание травы — профилактика более сильных пожаров.

Сомнительный аргумент. Конечно, то, что уже сгорело, не загорится вновь. Но возможно ли организовать строго контролируемый пал в российских условиях? Нет и еще раз нет! Тем более, что пагубные последствия для выжженной площади от контролируемого пала мало чем отличаются от неконтролируемого. Альтернативой огневым методам для защиты населённого пункта могут быть выкашивание травы или опашка.

Миф 7: В научной и научно-популярной литературе можно прочитать, что степи и прерии могут существовать только при регулярных выжиганиях, которые пришли на смену вытаптыванию территорий крупными копытными.

Подобные выжигания могут быть «полезными» (естественными, способствовать формированию или поддержанию некоторых растительных сообществ, создавая в больших масштабах мозаичность и разнообразие условий) только тогда, когда они случаются по естественным причинам: от сухих гроз, извержения вулканов или падения метеоритов. Повторяемость таких пожаров для разных регионов варьируется от десятков до сотен лет. Это никак не относится к ежегодным выжиганиям.

Миф 8: Трава загорается от засухи, солнца или ветра.

Трава горит из-за того, что её поджигают люди, а солнце, ветер или тёплая сухая погода — это факторы, при которых пожар интенсивно развивается. В дождь трава гореть не будет. А вот для того, чтобы трава загорелась от высокой температуры (без открытого огня или искры), её надо нагреть как минимум до 150—200°С. Такая температура никогда не создаётся просто от несфокусированных солнечных лучей.

Миф 9: Торф самовозгорается, и его невозможно потушить

Большинство торфяных пожаров начинается весной от поджогов травы на осушенных болотах. Летом и осенью причиной становятся разведённые на торфяниках костры и брошенные окурки. Самовозгораний торфа в природных условиях никогда не происходит (даже в очень жаркую погоду). Единственные достоверно известные случаи самовозгорания торфа — когда свежедобытый определённым (фрезерным) способом торф хранится в больших кучах — караванах. И это бывает только при определенной влажности.

При составлении учебников информация о том, что для создания условий для саморазогрева, торф сначала должен быть добыт и измельчен, а затем сложен в караваны, которые будут при определенной влажности нагреты на солнце, в книги не попала, и так родился миф, будто торф в природной среде может самовозгораться. Прямая вина в возникновении торфяных пожаров — небрежность человека. Но если пожар всё-таки начался, то важно знать, что горящий торф можно потушить, если соблюдать технологию тушения.

Тушение торфяного пожара требует большого количества воды (одна тонна на квадратный метр горящего торфа) и тщательного перемешивания с ней всего горящего пласта. Если оставить под слоем воды или грунта недотушенные участки, такой пожар вскоре возобновляется.

Миф 10: Торф может гореть на большой глубине, например, 8-10 метров

Существует огромное количество легенд о том, как в 2010 или 1972 году тяжелая техника, люди, поезда и посёлки проваливались на десятки метров в горящий торф. В реальности торф редко прогорает глубже, чем на метр-полтора (на этом уровне начинаются грунтовые воды). Более глубокие очаги (до 2—5 метров) встречаются, когда горят не вывезенные караваны торфа или насыпи узкоколейных железных дорог, сделанные из торфа.

Миф 11: Придет жаркое лето, и вспыхнут огромные лесные пожары

Любые крупные пожары развиваются из маленьких. В весенний период более 80% лесных пожаров начинаются от поджогов травы. Наиболее губительные верховые пожары начинаются с низовых (более простых в тушении). Огромный верховой пожар — это следствие того, что силы на тушение не были выделены вовремя, когда ещё можно было справиться с ситуацией.

Миф 12: Если на пожар прибыла авиация, значит, с проблемой точно справятся

Существует устойчивый миф, что потушить природный пожар, в особенности лесной, невозможно без привлечения авиации. Очень часто в новостных репортажах можно увидеть, как самолёт прорывается сквозь столбы дыма к очагу, закладывает вираж и опустошает водные баки. Окутанный облаками, он уходит на дозаправку. Сюжет, конечно, впечатляющий, но не более того. Практика показывает, что тушение с земли намного эффективней: авиация не может конкурировать с наземными подразделениями ни в стоимости, ни в производительности.

Авиация чаще всего привлекается для тушения сильных природных пожаров в качестве поддержки наземных бригад на тех участках, где их работа из-за особенностей рельефа или по другим причинам затруднена. Для того чтобы остановить пламя, необходимо сбросить воду (или химический реагент) непосредственно на кромку или прямо перед ней. Для точного сброса воздушное судно должно идти на низкой высоте, но при сильном пожаре это невозможно из-за задымления и турбулентности, вызываемой горячими восходящими потоками воздуха. В итоге вода сбрасывается на большой высоте, рассеивается ветром, часть испаряется, не долетая до горящей поверхности. Того малого объёма воды, который достигнет цели, не всегда достаточно для тушения.

Поддержка авиации востребована, когда необходимо замедлить продвижение пожара. Самолёт может «атаковать» полосу, ещё не затронутую пожаром, сбросив на неё воду или специальные реагенты. В итоге, когда огонь доберётся до смоченного участка, он замедлится — так можно выиграть время для наземных групп.

Миф 13: Все лесные пожары возникают из-за незаконных рубок

Есть устойчивое мнение, что большинство пожаров возникают с целью сокрытия незаконных рубок или для назначения незапланированных санитарных рубок на местах после пожара. Безусловно, это возможно, хотя в реальности таких случаев официально зарегистрировано было не так уж много (по крайней мере, мало где удавалось поймать за руку поджигателей). Отчасти популярность этой точки зрения велика потому, что такие истории и версии охотно берут СМИ. Статистика же показывает, что чаще причинами пожаров становятся человеческая беспечность в обращении с огнём, например, несоблюдение правил сжигания порубочных остатков. Ежегодно в пожарах погибает вдвое больше леса, чем от всех законных и незаконных рубок.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: